marik5 (marik5) wrote,
marik5
marik5

Он не вписывался в границы
(окончание интервью со Светланой Ганнушкиной о Викторе Попкове)


    А Витя прекратил эту голодовку и поехал в Чечню. Был у меня перед этой поездкой. Согласился, что голодовка не принесла того эффекта, который ожидался. Сказал, что хочет поехать, что там можно оказывать помощь населению.

    И тут я сообразила, что поскольку мы делаем какие-то акции через своих сотрудников в Ингушетии, почему бы мне не совместить две такие хорошие цели? С одной стороны, чтобы у Вити была постоянная зарплата – наконец! Потому что никогда же ее не было, просто никогда...

    А с другой стороны – почему бы нам через такого человека с такой повышенной проходимостью (я его так называла) не осуществлять наши гуманитарные акции? Он знает, он наверняка разберется, кому нужна помощь, он к этому очень серьезно подойдет, под одну гребенку всех стричь не станет. Это тоже наша позиция: нельзя всем раздать поровну, <чтобы никто не обижался>. Пусть обижаются, но пусть получат те, кто действительно нуждается.

    Мы с ним поговорили, и он согласился у нас работать. Первый раз поехал в конце декабря 1999 года или в начале января. Сначала как волонтер, потом как член нашей организации. Несколько раз от нас ездил.

    Л.Е.: Куда он ездил?

    – Ездил по селам, раздавал там муку. У него была и своя задача – встретиться с Масхадовым.

    Л.Е.: Он эту задачу сам перед собой ставил?

    – Задачи он всегда ставил сам. Такой амбиции – руководить Витей (даже смешно!) – у меня, конечно, не было. Тем более что я понимала: это бессмысленно.

    Да, Витя был у Масхадова, Масхадов подписал некие обязательства по обращению с пленными и еще несколько документов, написанные Витей.

    Почему бы Масхадову это было не подписать? Конечно, он готов был подписать, только владел ли он ситуацией – вот вопрос. Сам Масхадов-то мог поручиться за других? Он мог говорить только о тех, кого он контролирует.

    В общем, я сыграла, наверно, отрицательную роль в судьбе Вити. Потому что у него было бы, может быть, меньше возможностей ездить в Чечню.

    Л.Е.: От вас он возил продукты?

    – Он от нас возил деньги, одежду для детей, книги, лекарства. Мы ему давали деньги в расчете на то, что его не ограбят, и его действительно ни разу не грабили.

    В декабре 2000 года была совершенно замечательная поездка. Мы связались с Министерством образования и попросили у них учебники. Они сказали, что они сами предпринимают сейчас экспедицию в Чечню. И Витю с тысячей курток детских, тысячей пар сапог детских, которые мы купили, с учебниками, которые мы получили, и не одной тысячей долларов в кармане посадили в самолет МЧС и довезли до Моздока, где Витя взял машину и все это повез в горные селения. Долго там работал и снял об этом фильм.

    Я бы фильм назвала так, как там Витю называли дети. Он – со своей седой бородой и с ласковыми глазами – раздавал детям одежду, и они для него специально выучили стишок о дедушке. Когда он уезжал из селения, они ему махали руками и кричали: <До свиданья, дедушка!>

    Оттуда он привез свои гигантские идеи о том, что нужно регулярно туда ездить, что нужно привозить туда врача, делать там диспансеризацию, потом привозить лекарства, больных детей забирать. Составил проект – он лежит у меня, этот проект, он стоит полтора миллиона долларов. И этот Витя, у которого никогда не было ни копейки, кроме того, что у каких-то частных лиц удавалось раздобыть. Подбрасывала Вика Пупко... Вот этот самый Витя, когда я сказала, что у меня будет сто тысяч долларов на его работу, по одному проекту как будто нам дают (но не дали в результате), он сказал: <Ну, хоть столько>. То есть его представление о мире было такое – ста тысяч долларов ему было мало.

    Л.Е.: Но все-таки он хотя бы частично пытался делать то же самое? Ездил с врачом...

    – Да, конечно! Он был чрезвычайно ценным в этом отношении человеком. Чрезвычайно. Если он брался за что-то, если работал в деревне – это значило, что он войдет в каждый дом. Это я очень ценила.

    Потому что бывает так: человек едет, помогает, а его потом убить хотят, потому что считают, что он несправедливо распределил помощь. Я знала, что с Витей этого не будет. Что Витя сделает так, что люди его поймут, и что он сам постарается разобраться, кому и что нужно больше всего.

    Хотя обиды, конечно, были. Потому что куртки, например, – красивые, под кожу сделаны, такие коричневые курточки, эффектно выглядевшие. А сапожки резиновые дети брать не хотели. Босой ребенок, у которого есть какая-то своя грязная куртка, – он все-таки хотел куртку, а не сапоги. И приходилось волевым решением давать ребенку не то, что он просит.

    Л.Е.: А почему вы боялись последней поездки?

    – Последней поездки – из-за этого Витиного размаха. Я боялась за Розу. Очень боялась за Розу. Потому что понимала, что русский с чеченкой – это уже другой эффект. Когда появляется Витя в своей рясе (или подряснике), когда чеченцы говорят: <Русский поп пришел к нашему мулле>, – это одно. А когда он с доктором, бывшим заместителем завгаевского министра, появляется – тогда возникают какие-то другие взаимоотношения, новые сложности...

    И там, где Витя пройдет, не обязательно пройдет женщина, не привыкшая к ходьбе с рюкзачком, к походам... У Розы Музаровой только что начала налаживаться жизнь, очень не хотелось ее срывать с места.

    Л.Е.: Он с ней в Чечне познакомился?

    – Нет, их здесь познакомила Зайнап Гашаева. И Роза с радостью согласилась. А мне было жутко жалко ее, потому что после всех невзгод она здесь нашла работу, работала в поликлинике завотделением кардиологии. И очень не хотелось, чтобы с ней что-то случилось. Я ему говорила: <Витя, мы не имеем права Розу вытаскивать из этой жизни, у нас нет на это права>. Он ответил: <Она сама решает, она самостоятельный человек>.

    Кто из нас был прав, нельзя сказать.
Subscribe

  • Демократическая песнь

    Несколько лет уже назад. За это время у меня появились новые друзья, вдруг кому-то из них понравится? Пока никому не нравилось. Друг Кригер сказал,…

  • Как посылают репортёров

    (мелкие воспоминания о Надежде Чайковой) Слава Тенгри, что нынешних ребят просто застрелили. Надежду перед смертью мучили несколько дней. Мне вдруг…

  • (no subject)

    Что в ЖЖ изменилось - пока не поняла. Подписала новое соглашение не глядя, как и старое. Надеюсь, если что, предупредят. А нет, так бог дал - бог…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments