Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

mark-nedoumenie

Морские рассказы. Род-Айленд

Дружественный визит советского парусника

Андрей Мантула

Александр Францевич в свои двадцать девять выглядел на девятнадцать. Плюс обильные прыщи, кадык, худоба... Ряженый в курсанта, он совсем не походил на преподавателя физвоспитания и мастера спорта по плаванию. Он был нашим джокером в битве с двумя американскими командами – с парусников «Игл» и «Газелла Примера».

Часть 1. Шестнадцатый номер, который стал четвертым, а потом первым

     Ждать церемонию награждения я не стал. Тупо стоять и слушать «Амэрика, Амэрика, ля-ля-ля-ля-фа-фа…» не хотелось. Видеть этого урода Францевича было невмоготу, я его ненавидел. Гад, профура, видите ли, у него резинка лопнула на плавках!
     Вышел во внутренний двор спорткомплекса. На футбольном поле одинокий звездно-полосатый мяч (и тут ОНИ!), запнул из последних сил за живую изгородь прямо на дорогу… визг тормозов, удар, звон стекол… этого не случилось, жаль.
     А ведь могли взять «бронзу» за командные. То, что первые два места будут у янки, стало очевидно еще в Санта-Крузе, на первом этапе. Тогда в бассейне яхт-клуба принца Фердинанда мы были вторыми. С американцами бились почти на равных, но там – дяди с выпускного курса военно-морской академии, а мы – пацаны из Мурманска по семнадцать-восемнадцать лет.
     Теперь же в Ньюпорте хозяева выставили аж две команды «дядей»: верзилы под два метра, клоны, люди-торпеды. Ладно, сделал я их в брассе (чему учился лет восемь или семь), ну а уж в вольном стиле они не дали ни одного шанса. Были еще поляки с «Дар Поможе», сильные хлопцы…
     И в финальной эстафете поляк обогнал на последнем этапе урода Францевича… Мастер спорта СССР! Скотина! «У меня сердце, у меня резинка, у меня…». Да пошел ты нах, Францевич, признался бы честно, что левый у тебя титул… Я после четырех дистанций вышел на эстафету и почти догнал «дядю»! Наше место на пьедестале было уже железно.
     Поставили бы Ваньку К., даже он со своим вторым разрядом не упустил бы медаль…
     Мастер! Убивать таких мастеров.
     Итак, четвертые из шестнадцати команд. Очень плохо.
     Гуляю дальше. После мяча настроение повысилось самую малость. Слышу гимн Америки, поют всем залом, а как же!
     Прошелся по зданию, вышел в холл. Никого. Только тетка на разливе пепси-колы («Пепси-кола» – генеральный спонсор регаты, поэтому она везде, даже в гальюне «Крузенштерна» валяются ЦЕЛЫЕ банки). Назло купил в автомате банку кока-колы за 20 центов (при бесплатной пепси). Возле тетки на палубе навалены упаковки футболок-презентов от «Пепси-колы», но с хорошей эмблемой регаты и с парусником на груди. Рассовал по пакетам штук двадцать для ребят и себя.

     Стали выходить люди. Видеть никого не хотелось, пошел курить свой «Беломор» на крыльцо. А там… Толпа народу, ждут чего-то. «Чё ждём?» – хотелось спросить, но как перевести на английский «чё»?
     А! Понятно, своих ждём, будущих командиров авианосцев, ну-ну…
     Внимание привлекла одна пара, муж и с огромным животом его жена, смотрят в упор на меня, улыбаются. Ладно, мы тоже иногда улыбаемся – привет!
     И тут выясняется. Толпа-то собралась не героев своих чествовать, а для лотереи. Шестнадцати победителям – призы: участники соревнований. В смысле в гости можно забрать. Начали крутить барабан, тащить бумажки, всё как полагается. Номера на бумажках сверяют с бумажками у претендентов, а их человек триста или больше. Пошел разбор, кому кто, от этого и реакция – крики радости или сдержанные хлопки.
     Вот «забирают» ребят с «Товарища» – уже вопят от радости. Как же, русские! Не какие-то чилийцы или норвежцы. Русские! Вау!!
     А вот и наш № 16, который каким-то макаром вдруг превращается в № 1. И такой же номер первый – у той самой пары с пузом, с кем я улыбался! Вот тут уж раздался вопль счастья и стоны неудачников. Всё-таки «Крузенштерн» первый во всём.
     На негнущихся ногах парочка приблизилась к нам. Нас семеро. Могут взять четверых в свой «Бьюик» 75-го года. Трое наших заявляют, что не поедут (как потом выяснилось, они сговорились ехать гульбанить с русскоговорящими волонтершами).
     Гнида Францевич попытался на правах старшего группы воспрепятствовать нашим желаниям, пугал органами и помполитом Ян Янычем :)), но «голого короля» и слушать не стали. Можешь не ехать, Сашок, гы-гы (а куда ж ты денешься без нас?!).
     Можно ехать. Свободно разместились вчетвером на заднем кожаном сиденье. Пузастая дамочка впереди, вся в красных пятнах. От счастья.

Часть 2. Дети, собаки, «Бич Бойз»,туалетная бумага, чокнутый профессор, «Шарламофф! Шарламофф!!»

     Перемахнув за два доллара по длиннющему мосту через местный Харбор и проехав миль двадцать, въезжаем в одноэтажную Америку. Городок Провиденс (или Форт-Адамс? – извиняюсь, запамятовал). Собственно, штат Род-Айленд весь одноэтажный был, сейчас, говорят, первый по количеству миллионеров на душу американского населения… Тогда же был первым с конца, потому как самый маленький штат. Может, Гаваи и меньше, но это штат неполноценный, типа Аляски :)). Сорри, отвлекся.
     Мне, жившему до мореходки в сталинской «двушке», дом не показался особо большим – шесть комнат-то всего, и никакой он не одноэтажный, а полноценный с двумя этажами, спортплощадка с баскетбольным кольцом (а как же!), два огромных пса-бетховена и четверо детей. Старшему – четырнадцать, младшему – два (и не забываем про пятого в пузе). Есть еще сад с цветами. Ваня К. – из "хрущобы", он стал фотографировать, чтобы папе показать (папа у него гэбэшник). И маме.
     Францевич – в свои, повторюсь, двадцать девять – был уже глубоким старцем, не по уму, а по понятиям. Сразу полез с дурацкими вопросами – типа скока стоит и скока зарплата у вас, сэр? Так как по-американски говорил один я, то в моём переводе это звучало примерно так: «Давайте выпьем за дружбу между русскими и американцами».
     Уладив таким образом неловкость первых минут пребывания, со стаканом вискаря я прогулялся по дому, в одиночестве поцокал языком (живут же люди!), обнаружил в гостиной вертушку с кучей пластинок и нагло включил музыку.
     «Бич Бойз». Никогда мне не нравился… Так, что еще есть? Сплошной «Бич Бойз». Перебираю пластинки. А, вот – «Белый альбом» битлов. Ставлю…
     «I am so tired», – поёт Джон, и это в тему, и это в кайф.
     «Back in USSR» абсолютно не хочется…
     Посещение туалетной комнаты и внимательное исследование туалетной бумаги привело к выводу – да, пока отстаём от Америки. И на хрена на бумаге рисовать какие-то картинки?
     Периодически меня оскорбляют вопросами «Андрей, переведи» и «Андрей, что сказал Джек?». Все вяло посылаются к Бонку. «На пальцах, неучи, на пальцах…».
     Пузастая хозяйка (на восьмом месяце, однако) мечется по кухне. Жрать охота, иду ей помогать, изгоняет вон, типа сюрпрайз будет. Ну-ну.
     Как хорошо!

     Во дворе рассматриваю автопарк из трех машин: вышеописанный «Бьюик», потом типа грузовичка-пикапа и маленькая спортивная-кабриолет двухместная красивая нереальная таких не бывает а может она игрушечная?.. Надо будет спросить.
     Прибегает Джек:
     – Андрю, мой приятель хочет поговорить с тобой по телефону. Он профессор по русской то ли истории, то ли литературе.
     Беру трубку. По-честному, говорить не хотелось. Вискарь вставил капитально, жара за тридцать и усталость…

Профессор: Здравствуйте (тщательно каждую букву), как ви поживаьете?
Я: Привет, хорошо поживаем.
П: Какая зарплата рабочего в Советском Союзе? – с диким акцентом, еле разобрал.
Я (поворачиваясь к Джеку): Джек, это точно профессор? («Да-да!!»)
     Заплата рабочего в Советском Союзе… Б...дь, сколько же сказать?..
Я: Триста рублей!
П: Какая зарплата колхозного! крестианина! в Советском Союзе?
Я (уже в истерике, ухватившись за стул): Триста рублей!
П: Какая зарплата…
Я: Триста… рублей (падаю под стул).
Джек: Он звонит из Сан-Франциско…
Я (из-под стула): Триста рублей!
     Джек долго и серьезно разговаривает по телефону с тем дебилом, опять дает мне трубку…
П (явно читает по бумажке): Как называется столица Союза Советских Социалистических Республик Москва?
Я: ........
     Надо было сказать «Триста рублей», сейчас бы так сказал, но тогда молодой был…
     Ничего я не ответил, просто опять упал под стул.
     Занавес.
     Выручил… Францевич. Приперся со стаканом на кухню чокаться с Блэрами.

     А потом был мальчик. Старший сын Блэров. Я опять сидел и слушал неудачную «Об-ла-ди Об-ла-да», но и она была в кайф! Я пел. И пил.
     Парняга принес коробку с карточками своих кумиров, морды мне не знакомые, в основном бейсболисты. На хоккеистах тормознулись, стал узнавать. Ага, вот и мой любимый Бобби Халл (до сих пор считаю лучшим). Ого! Хендерсон, Маховлич, беззубый Кларк… А наших знаешь? Конечно, только карточек нет. На, держи (и, как Санта-Клаус, извлекаю из пакета буклет «Сборная СССР – чемпион мира 1975 года». Или 74-го? Не важно…
     Примечание: при сходе на берег таскал с собой разные сувениры: значки, марки, открытки. Лучшая валюта. Лучше доллара. В разы.
     Вот фото сборной. А вот отдельно игроки. Парня трясёт. Третьяк? Третьяк. Якушьев? Якушев. А-а-а!!! Шарламофф?!!! Харламов. Шарламофф!! Шарламофф!!!!!
     Мальчик сошел с ума. Сует свою коробку – типа меняться. Не надо, забирай так.
     Ну ладно, возьму Боба Хала…

     «Потом была еще уха и заливные потроха…»
     Ужин, как ни старалась хозяйка, не удался. В смысле еды. Запеченные макароны с сыром, пирог со сливками, кофе и… всё. А где индейка? Я же Санта-Клаус!
     Мальчик в счастливых соплях уехал играть в бейсбол. Они там все играют в бейсбол.
     Уехал на той игрушечной спортивной машинке. А я-то, дурак, думал: кто на ней ездит?
     Конечно, мальчик. Она ж игрушечная.
     Крикнул мне: «Шарламофф! Шарламофф!» – и укатил.

Францевич - отчество. Фамилии автор не помнит.

Март 2007. Опубликовано в http://wolfson.ru/forum/viewtopic.php?t=1960.

Барк "Крузенштерн"